СУД РАСТОРГ БРАК И ПОСОБИЛ БЫВШЕМУ МУЖУ РАЗЛУЧИТЬ МАТЬ И РЕБЕНКА, ОДНАКО ПРИ ЭТОМ НАРУШИЛ ИХ ПРАВА

РЕШЕНИЯ МОСОБЛСУДА
НА МЕСТАХ ИГНОРИРУЮТ
Фемида поселила малолетнюю девочку-инвалида за высоким забором - со старушкой, пожилой женщиной и тремя мужчинами

В марте 2019 года в Серпуховский суд обратилась Ольга Иванова (имена участников тяжбы изменены, за исключением официальных лиц). Она потребовала расторгнуть брак с Борисом Ивановым и как мать просила у судьи позволить ее дочери Лизе проживать вместе с ней. Но леди в мантии отдала малышку отцу и при этом, посчитала Ольга, нарушила закон.


«МАМОЧКА! КОГДА ТЫ МЕНЯ ЗАБЕРЕШЬ?»

Драма, разыгравшаяся в Серпухове, втянула в свою орбиту и региональную Фемиду. Жалобу Ольги в конце августа 2019 года рассмотрела судебная коллегия Мособлсуда. Она отменила решение первой инстанции и вынесла определение в пользу совместного проживания матери и ребенка. А в конце января 2020 года кассационная инстанция также определила, что судья серпуховского суда Елена Козлова не права, и доводы бывшего супруга никуда не годятся.

Зампред Серпуховского суда, судья Елена Козлова
Однако в Серпухове исполнять решения двух высших судебных инстанций никто не торопится - ни органы опеки, ни полиция, ни судебный исполнитель, ни прокурор. По факту в городе до сих пор действует незаконное решение первой инстанции, которая необоснованно принудила маленькую девочку жить с отцом, его братом и дедом, бабушкой и прабабушкой.

В доме, в который ее маме-педагогу путь заказан, бабушка велит Лизе о маме даже не вспоминать. Впрочем, когда папа пытается искупать дочь, малышка (цитата) - «орет как бешеная», а во время редких свиданий с мамой, если их дает «администрация» дома за высоким забором, она задает один и тот же вопрос: «Мамочка! Когда ты меня заберешь?»

СГОВОР ИЛИ ХАЛАТНОСТЬ?

На сайте Генеральной прокуратуры России опубликована статистика о нарушении прав несовершеннолетних в 2019 году. Интересно, что в 2018 году было зафиксировано 654736 нарушений, а в 2019 - уже 673323. Рост составил почти три процента, в абсолютном выражении - 18587. К сожалению, казус бесправия, длящийся в Серпухове с марта 2019 года, когда молодой образованной женщине, являющейся мамой 6-летней девочки со статусом инвалида по зрению, закрыли доступ в дом, отобрали ключи и оставили за высоким забором, в это число не попал.

Причина, кажется, кроется в том, что в официальный отчет, как видно, данные попадают только в том случае, когда прокуратура хоть что-то сделала для наведения порядка. Но в истории, о которой идет речь, даже законное определение Мособлсуда и жалоба молодой женщины на бездействие судебных приставов, не стали мотиватором для вмешательства местной надзорной инстанции. По словам адвоката пострадавшей, реакции государева ока не было. Вообще не было. «Движухи» - никакой.

Между тем, встает нешуточный вопрос, почему все соответствующие городские инстанции, словно сговорились, действуют или бездействуют заодно - против матери и ребенка? Почему в Серпухове настолько сильны проявления правового нигилизма в поведении ответственных лиц, обязанных в силу своего должностного положения свято чтить законы России? И что же скрывается в материалах судебного дела, полностью засекреченного судьей?

ИЗМЕНА. ШАНТАЖ. РАЗВОД

Впрочем, после ознакомления с этим делом становится понятно, что в документах суда ничего экстраординарного нет. Правда, в них имеются очень важные заключения органов опеки и попечительства, чрезвычайно важные показания свидетелей и просто бросаются в глаза решающие доводы в пользу истицы - матери. А также имеется информация о том, почему Ольга решила развестись с Борисом (кажется, это и есть то самое - нечто особенное, из-за чего судья не просто «обезличила» дело, но вообще не позволила общественности ознакомиться со своим как минимум спорным решением).

Характеристики Ольги как студентки и как педагога исключительно положительные. Она сама зарабатывает столько, что вполне может содержать и себя и дочку. Жилье у нее есть. А вот вывод органа опеки и попечительства: условия для жизни и воспитания дочери созданы матерью не хуже, чем за высоким забором - у бывшего мужа. Как выясняется и в браке она вела себя достойно: воспитывала с рождения дочь и добилась в этом успехов, постоянно трудится, и работодатели ею довольны. Все это подтверждается документами.

Есть положительные бумаги и на Бориса. Дом - полная чаша. Высокий забор. Хороший работник. И заработок неплохой. Впрочем, пленум Верховного суда РФ считает, что «само по себе преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей не является безусловным основанием для удовлетворения требований этого родителя». К тому же четыре свидетеля утверждают, что в то время, как Ольга воспитывала дочку, он встречался с другими дамами и даже посылал им откровенные фото. Одна из них шантажировала Бориса его же «веселыми картинками», тем самым угрожая опозорить его и его семью.

В конце 2018 года Ольгу «попросили» за пределы забора. Как теперь судачат, Борис освобождал место. Для кого? Ольга не стала спорить - не смогла больше терпеть все это «ради семьи». Она ушла к родным и стала готовить жилье для ребенка, а в марте 2019 года «эмиссар» Бориса, его брат, забрал у нее ключи от того дома. Последовал иск о разводе и судебный спор о месте проживания дочери.

СКОРБНАЯ ФОНОТЕКА

В деле имеются и другие доказательства. Это диктофонные записи, на которых - голоса дочки и престарелой прабабушки, которая нянчится со своей правнучкой. На одной записи слабеющая женщина жалуется, что уход за девочкой только на ней, так как с папой дочь купаться и выполнять иные процедуры не хочет. Детский голосок на записи признается, что любит только прабабушку и маму.

На другой записи Лиза своими словами говорит маме, что бывшая свекровь ее не только не любит, но и запрещает малышке даже вопросы о маме задавать. (Попытка вытравить родную мать из детской памяти?) И тут же Лиза снова признается маме в любви. Кстати, апелляционный суд отметил очень важные, принципиальные детали, которые «упустила» местная судья. Дочь является инвалидом, и это подразумевает особый гигиенический уход, а при ее взрослении все больше будет сказываться и такой «пустяк», как пол ребенка. Понятно, что дальнейшее воспитание должным образом может обеспечить только родная любящая женщина - мать.

НА ГОРИЗОНТЕ - МАЧЕХА?

Говорят, будущее нации - в руках матерей. К сожалению, серпуховская Фемида традиции не чтит. Важные показания свидетелей о донжуанском поведении Бориса, принципиальные аудиозаписи, на которых явным образом выражены любовь ребенка к родной матери и ее жалобы на психотравмирующие запреты бабушки, акты о признании того, что материальные условия для жизни дочери, созданные родителями, являются равными, да и мнение самого ребенка - все это не было учтено судьей.

Но в данном, юридическом, споре - при всей важности морали и традиций - должен был главенствовать Закон. Однако судья по своему произволу не учла в этом деле ряд важнейших правовых актов. Это положения Декларации прав ребенка (1959), Конвенции о правах ребенка (1989), Семейного кодекса РФ, постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. №10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», целого ряда постановлений Конституционного суда и Верховного суда России, уточняющих и развивающих правовую сторону вопросов, касающихся детства.

Тем не менее, даже после отмены неправосудного решения и вынесения нового решения Апелляционным судом Московской области, законность которого подтвердил и Кассационный суд, Лиза все еще остается за высоким забором. И хотя Борис нанял женщину-педагога для девочки, можно запутаться, за что он ей платит.


Как говорят, прямо во время судебной тяжбы он отправился с этим педагогом на летний отдых, и они выкладывали в социальных сетях соответствующие картинки. Подрастающей «золушки» - во время солнечной манифестации желаний папы - видно не было. Как видно, паре этой на отдыхе воспитанница-инвалид была не нужна.

АДВОКАТ ЕГОР БУЛАНОВ: "ПРАЗДНОВАТЬ ПОБЕДУ ЖЕЛАНИЯ НЕТ"

Говорит защитник: "В это непростое дело я вступил не сразу. Вопрос заключался в том, стоит ли менять прежнего представителя истицы. Однако, ознакомившись с материалами, мне стало понятно, что сделан ряд серьезных ошибок. Главное в том, что суду не были представлены важнейшие доказательства, позволяющие увидеть степень привязанности ребенка к матери и матери к ребенку.

В тот момент, когда я приступил к своим обязанностям, мне стало очевидно, что у судьи уже сформировалась определенная позиция по поводу того, с кем оставить ребенка. И эта позиция была явно не в пользу мамы, что и подтвердилось в решении. Но апелляционная инстанция ситуацию кардинально изменила. Были устранены нарушение фундаментального принципа, закрепленного в статье 6 Декларации прав ребенка (Резолюция 1386 (XIV) Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1959 г.) и другие отступления от закона, допущенные судом первой инстанции.

Да, это победа, но сегодня праздновать ее желания нет. Ведь вынесение справедливого решения состоялось в конце августа прошлого года, а мать и дочь до сих пор разлучены и страдают. Служба, призванная обеспечивать принудительное исполнение судебных решений, активности в этом не проявляет. Не уверен, что причина здесь в проявлении правового нигилизма, и надеюсь, что с волокитой будет вскоре покончено, а любящие мать и дочь обретут друг друга…"