Тайные решения судьи Козловой: мытарства матери и ее дочери-инвалида продолжаются. Новая апелляция…

Федеральные органы в Серпухове, призванные стоять на страже закона, уже второй год бездействуют. Решение Мособлсуда - оставить после развода ребенка с ее мамой - упорно не исполняется
 



28 мая «Казус-инфо» опубликовала статью «Суд расторг брак и пособил бывшему мужу разлучить мать и ребенка, однако при этом нарушил их права». В ней говорилось, что неправосудное решение судьи Елены Козловой втянуло в орбиту этого скандального дела апелляционную и кассационную инстанции. Судьи региональной Фемиды, отметив нарушения Козловой, отменили ее решение, но поостереглись возвращать дело в Серпухов на пересмотр и сами выступили в законной роли первой инстанции. Они рассудили, что дочку-инвалида должна воспитывать ее мама. Кассационная коллегия с этим согласилась.

«Однако в Серпухове исполнять решения двух высших судебных инстанций никто не торопится - ни органы опеки, ни полиция, ни судебный исполнитель, ни прокурор. По факту в городе до сих пор действует незаконное решение первой инстанции, которая необоснованно принудила маленькую девочку жить с отцом, его братом и дедом, бабушкой и прабабушкой». Так говорилось в майской статье, но ситуация эта сохраняется до сих пор, несмотря на прошлогоднее решение Мособлсуда и новое решение судьи - судьи Козловой…

Как на днях выяснилось, 21 июля 2020 года в производстве Козловой опять оказалось заявление матери, пострадавшей от прошлогоднего решения этой судьи. Бывший муж, пользуясь этим незаконным решением до сих пор удерживает дочь за высоким забором и не выполняет решения региональной Фемиды. Поэтому в этот раз разлученная с дочкой-инвалидом женщина потребовала обязать этого гражданина выполнить судебное решение и в течение пяти дней передать ей дочь. Она, полтора года живя в разлуке со своей девочкой, также вполне правомерно потребовала взимать с бывшего мужа за каждый день просрочки неисполнения решения суда штрафные санкции в размере 5.000 рублей, но…

В этом году судья не могла полностью отказать матери: иначе она явно выступила бы против судебной коллегии Мособлсуда, принявшего решение в пользу проживания дочери с родной мамой. Однако она дала бывшему мужу право удерживать девочку 10 дней, а возможно и больше, так как штрафные санкции она назначать отказалась, сославшись на то, что речь в деле идет о семейных отношениях, а не исключительно о понуждении гражданина исполнить судебное решение, вступившее в законную силу более года назад.

В то же время в этом своем решении Козлова невольно сама отметила, что в городе царит правовой нигилизм. Да, в ее документе есть пассажи о том, что ответчик незаконно изолировал дочь от матери, не исполняет решение суда, а судебные исполнители ссылаются на «крючки» в законодательстве, отказываясь вступить в дело. Известно, что и прокуратура Серпухова тоже закрыла свое надзорное око на беду матери, благодаря все тем же «крючкам».

Последнее решение Козловой еще не вступило в законную силу. Разлученная с дочерью мать снова оказалась вынуждена обратиться в апелляционную инстанцию с жалобой на это половинчатое решение. Ведь в этой ситуации, на взгляд даже простого человека, очевидно, что только ощутимый удар рублем по карману может помочь правосудию и заставить ответчика, в конце концов, выполнить решение суда.

Однако дело осложняется тем, что общественность ничего не знает о том, как принимались эти решения. Судья закрыла всю информацию по этому делу, не опубликовав свои решения даже в так называемом «обезличенном виде» (когда из текста документа можно убрать всю персональную информацию - имена, адреса участников, узловые даты и т.п.). Так что составить представление о профессионализме ее решений независимые юристы и публика не в состоянии, а значит, и роль общественного мнения о качестве дела сведена судьей к нулю. Во всяком случае - пока.
   Василий Штильман