Осенее искушение: коронавирус подталкивает чиновников к сомнительным решениям

12 октября вступает в силу указ мэра Москвы. Юристов беспокоят правовые коллизии, возникающие при требовании к предприятиям предоставить персональные данные работников

   
1 апреля 2020 года вступил в силу федеральный закон о внесении изменений в Кодекс об административных правонарушениях РФ. Для рядовых нарушителей, посягающих, скажем, на "масочный" режим и другие предписания чиновников, были предусмотрены административные штрафы от 15 до 40 тысяч рублей, на должностных лиц - от 50 до 150 тысяч, на юридических лиц - от 300 до 500 тысяч рублей либо приостановление работы на 90 суток.
 
Близится уже вторая "волна" COVID-19, и становятся известны некоторые результаты. Например, во Владимирской области за время пандемии, начиная с апреля, было выписано около 4.000 штрафов, в Югре - более 30.000, а вот в Татарстане - число граждан, предприятий и организаций, которых прогнали через суд за нарушения антивирусного режима, приблизилось к 100.000. О доходах государства умалчивается.

Между тем, в Москве с связи с осенним наступлением отчетов представителей здравоохранения об атаках коронавируса, могут возникнуть ситуации, при которых права граждан окажутся нарушенными. Об этом пишет Валерий Филоненко в "Парламентской газете" (статья "Работодатель кругом неправ. Пытаясь выполнить Указ мэра Москвы, можно легко запутаться в законах").
 
Он отмечает, что оперативный штаб Москвы 8 октября внёс разъяснение по поводу указа мэра Сергея Собянина, обязываюшего работодателей с 12 октября предоставлять в столичную администрацию номера телефонов, машин и соцкарт своих сотрудников, работающих удалённо. Опрошенные «Парламентской газетой» эксперты, с одной стороны, согласились с необходимостью усиления мер безопасности в связи ухудшением эпидемиологической обстановки, но с другой - отметили некоторые правовые коллизии, которые могут помешать исполнению нововведения.

Переходишь на удалёнку - поделись о себе

Газета отмечает, что указ Сергея Собянина, обязывающий все организации и предприятия в городе перевести не менее 30% сотрудников на удалённый режим работы, был подписан 6 октября, и вряд ли бы кто стал его критически переосмысливать (всё-таки в столице реально подскочило количество больных коронавирусом), если бы не одна деталь. Документ обязывает работодателей передавать в мэрию сведения о сотрудниках на удалёнке, включая номера их мобильников, личного автотранспорта, социальных карт, а также проездных карт «Тройка» или «Стрелка».

Разразившаяся следом в СМИ шумиха по поводу увиденных юристами-экспертами правовых неувязок с передачей данных работодателем вызывало ответную реакцию. На замечания правоведов о том, что персональные сведения не должны предоставляться без согласия работника, а сам он, де, может и отказаться это делать, в своём телеграмм-канале Оперштаб Москвы 8 октября разъяснил, что «обязанность по предоставлению сведений распространяется не только на организации, но и на их работников». Оперштаб ссылается на статью 189 Трудового кодекса, согласно которой работники обязаны соблюдать дисциплину труда, «в том числе правила поведения, определённые федеральными законами».

Однако конкретные законы при этом не упомянуты, и можно только догадываться, о каких нормативных актах идёт речь. Возможно, имеется ввиду, закон, который был принят на пике пандемии весной этого года и который позволяет кабмину вводить на территории страны ограничительные меры. Если так, то да, при определённых обстоятельствах такие меры в регионах могут быть введены. Но в этом законе нет упоминания о каком-либо отдельном регулировании вопроса о персональных данных. Следовательно, в приоритете остаются положения «профильного» 152-ФЗ, требующего обращаться с персональными данными граждан в определённых рамках.

С другой стороны из разъяснения Оперштаба Москвы совсем не следует, каким образом работодатель может получить интересующие мэрию данные у своих работников, не нарушая закон. Ведь согласно Трудовому кодексу, он может потребовать у подчинённых разве что паспорт и СНИЛС, уточнила «Парламентской газете» юрист с 20-летним стажем Наталья Белякова. Каких-либо пояснений по перечню представляемых документов нет, кстати, и в законе, который предоставляет Правительству право вводить режимы повышенной готовности и чрезвычайной ситуации на всей территории России либо на её части.

Есть, правда, пункт в том самом законе о персональных данных в статье 6, который разрешает обработку личных сведений без согласия гражданина, если это необходимо для защиты его жизни, здоровья или иных жизненно важных интересов при условии, «если получение согласия субъекта персональных данных невозможно». Наша ситуация с коронавирусом как раз подходит под эту статью, но только в том случае, если такие персональные данные уже имеются на руках работодателей. Всякое бывает — в целях производственной необходимости для оптимизации процессов или ещё каких-то надобностей работник может дать согласие поделиться сведениями о себе. Но если таких данных нет, то у работодателя нет законных оснований их требовать, а сам он не наделён полномочиями собирать такую информацию. И что делать в этом случае в указе и разъяснении к нему не говорится.

Как не остаться крайним, можно только догадываться

Выход из такого правового тупика есть, но опять же, чисто теоретический. Опираясь на логику разъяснения Оперштаба об «обязанности работника», можно предположить, что, если сотрудник не предоставит данные о себе работодателю, то последний должен об этом уведомить мэрию, видимо, поставив прочерки в соответствующих графах стандартной таблички (прилагается к указу) и пояснив в вольной форме то ли здесь же, то ли на отдельной бумаге причину отсутствия нужных сведений.

Очевидно, именно этот отказ предоставлять данные о себе, подтверждённый юрлицом, может быть истолкован как нарушение закона со всеми вытекающими из этого штрафными санкциями. Напомним, согласно статье 20.6.1. КоАП РФ невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе её возникновения для граждан означает предупреждение или штраф.

Впрочем, в текущих непростых короновирусных условиях в столице такие меры нельзя назвать безосновательными и, по мнению председателя Комитета Госдумы по труду и соцполитике Ярослава Нилова (ЛДПР), каждый руководитель региона должен определять, какие меры с учётом рекомендаций санэпидемиологических служб «вводить нужно, а какие не нужно». Перевод на удалённый формат работы связан с возможностью второй волны пандемии, так как количество заболевших в Москве с каждым днём растёт, напомнил он.

Что касается персональных данных, то эту тему, по словам депутата, следует рассматривать с точки зрения их защищённости. «Эти данные защищены законом, и люди, которые их анализируют и обрабатывают, несут в том числе и уголовную ответственность за неправомерное их использование. Поэтому те специалисты, которые станут обрабатывать персональную информацию москвичей, должны подходить к делу ответственно, исходя из прописанных в законе норм».

При этом Ярослав Нилов сослался на позицию Президента РФ, который считает, что все вводимые в регионах ограничительные меры должны быть сопоставимы с существующими угрозами.

Уж дата близится, а ясности всё нет

Сведения о переводимых на удалённый режим сотрудниках в Москве будут использоваться только для оценки пассажиропотока в столице и будут носить неперсонифицированный характер. Так прокомментировал требования мэрии на встрече с представителями бизнеса заместитель руководителя департамента информационных технологий города Дмитрий Иванов. Похоже, по мере приближения даты 12 октября, тема сбора данных сотрудников тревожит работодателей всё больше.

По словам чиновника, которого в пятницу цитирует ТАСС, сбор этой информации не нацелен на то, чтобы отслеживать передвижение или конкретное местонахождения сотрудника. «Эта информация нужна для оценки изменения общего пассажиропотока и эффективности мер, которые работодатели принимают для перевода сотрудников на удалённую работу», - пояснил Иванов.

Он подчеркнул, что основной задачей принимаемой властями города меры является снижение числа социальных контактов граждан с целью борьбы с распространением коронавируса. Однако, на нормы каких законов следует опираться работодателям при выполнении нужных и полезных распоряжений мэрии, никто из чиновников пока так и не разъяснил, разочарована "Парламентская газета".