25 ноября 2021 г.

ПОЧЕМУ СУДЕБНЫЙ ПРИКАЗ ЗА НЕДЕЛЮ, А ИСПОЛНЕНИЕ РЕШЕНИЯ СУДА - 3 ГОДА?

Исполнение решения суда о возвращении дочери к матери длится почти 3 года, однако обращение отца за алиментами на экс-жену решено за 8 дней. Благо, что судья Аршикова успела опомниться

Мы рассказывали читателям полтора года назад о злоключениях двух самых близких людей – 26-летней матери Ольги Ивановой (имена участников тяжбы изменены, за исключением официальных лиц) и её 6-летней дочери Лизы (https://www.casus-info.ru/2020/05/blog-post.html). Драма разразилась на глазах у трёх ветвей власти, которые по сей день не соизволили её разрешить. Тут бы и вмешаться прокурорским работникам, всё ж, как ни как, а «оком государевым» не зря нарекли! Но нет, на «той высоте» судьбы детские не летают. Причём большинство представителей и участников конфликта – женщины, а именно – матери, воспитатели, бабушки (отставим в сторону мантии, мундиры, звёзды и чины).

Дело банально на протяжении жизни от Адама и Евы до наших дней. Муж изменял, жена терпела до поры, до времени. Об этом есть документы в деле, да и бывший муж – это особо и не скрывал. На Ольгу характеризующий материал (и во время получения образования, и в последствии от работодателей) исключительно, как при КПСС – отличный семьянин и воспитатель ребёнка. А вывод органа опеки красноречивее любого резюме – «условия для жизни и воспитания дочери созданы матерью не хуже, чем за высоким забором - у бывшего мужа». Основным фундаментом убедительности Бориса Иванова является его мать, по непроверенной информации имеющая широкий круг знакомств в Серпухове (опека, администрация…и много ещё где). 


«Предсказания» адвоката Ольги Егора Буланова после очередной победы в судебной тяжбе, что победу праздновать желания нет, оказались пророческими. Почему даже у юриста не было 100% уверенности? Судите сами, справедливое судебное решение, вынесено в конце августа 2019 года. Контроль исполнения судебного решения по российским законам лежит на службе судебных приставов. Обращалась ли туда Ольга Иванова, незаконно долгие десятки месяцев лишённая общения с дочерью-инвалидом? Да, неоднократно: и лично, и при помощи адвоката, и с представителями СМИ.

Причём отец связал судьбу уже с новой дамой и дома не живёт. А как же воспитание ребёнка, из-за которого серпуховская Фемида потеряла покой и сон на три года? А вот так. Абсурд! Город Абсурдов!

«Папаша» с его представителем пустились «во все тяжкие»: апелляция – проигрыш, кассация – в том же духе. В конце концов, 6 ноября 2019 года Ольга Иванова получила на руки исполнительный лист ФС № 015883059 в Серпуховском суде. Документ был передан УФССП России. Дело было поручено серпуховскому судебному приставу Наталье Вячеславовне Завьяловой. Однако, по объяснению приставов, решение серпуховского суда об определении места проживания дочери с матерью не даёт им права(?!) прийти совместно с матерью по месту регистрации отца (где до сих пор находится ребёнок), изъять ребёнка и передать матери.

Вопрос приставам и их руководителю Ольге Бахмат: – Боитесь, что ли? Придите с участковым полицейским, представителем отдела опеки и попечительства Серпухова, сотрудником горпрокуратуры, в конце концов! Хотя, обращение к «оку государеву» 08 мая этого года за помощью так и осталось без ответа. Даже надзорный орган ФЗ от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» не всегда жалует. Безмолвие со стороны прокурора Романа Денисова более чем странно(?). Что за «банда» затаились за неприступным двухметровым кирпичным забором, заточившая 7-летнюю девочку? Неужели Закон бессилен?

Более того, пристав Завьялова в июле 2020 года прекратила исполнительное производство №137586/19/50039-ИП в отношении ответчика (?!), причём не уведомив об этом истца – мать ребёнка. Параллельно усиливалось моральное давление со стороны семьи Бориса Иванова. «Первая скрипка» (мать Бориса) в своей партии выдавала: «девочка будет жить только в её доме, у неё будут только бабушка и дедушка». Дуэт «мама-сын» распалился на столько, что заявил, – ребёнок живёт с ними, а Ольга довольствуется выигранными судами и приходит лишь навещать дочь, либо в противном случае Лизы никогда вообще не увидит.

И униматься «родственнички» действительно не собирались. Папаша обратился с жалобой в Первый кассационный суд города Саратова о признании решения серпуховского суда незаконным. Но и там получил «от ворот – поворот!». А разлука двух близких людей всё продолжалась, искусственно увеличивая духовную «пропасть». Ольга Иванова вторично обратилась в Серпуховский суд о понуждении Иванова передать несовершеннолетнего ребёнка ей. 21 июля 2020 года суд вынес именно такое решение. Тем не менее, ответчик и бровью не повёл. И вновь апелляция, подготовленная «дуэтом», с оглушительным провалом в завершении.

14 января 2021 года получен второй исполнительный лист о передаче ребёнка матери, а 18 января он уже был в серпуховском УФССП. Казалось бы, вот она вторая гражданская победа, чуть усилий со стороны государства (определённых её институтов), и мать и дитя наконец-то вместе. На это раз «смотрящим» за исполнением назначена Светлана Ивановна Простатина.

Ответные действия не заставили себя долго ждать и экс-супруг Иванов несётся на почту с посланием в Мировой суд, которое 16 марта поступает в 236 участок. В заявлении он просит взыскать в свою пользу алименты на содержание 7-летней дочери. На что мировой судья Аршикова Е.В. выносит судебный приказ № 2-238/2021 – взыскать с матери Ольги Ивановой ¼ всех видов заработка до совершеннолетия дочери и госпошлину 150 рублей.

На что Иванова отправила возражение с описанием всех «заслуг» папаши, подтверждённых определением Судебной коллегии по гражданским делам Мособлсуда, а также «подправленным» решением судьи Елены Козловой от 21.07.2020г. Судья, на этот раз к великому счастью правосудия, осознала свой «удар в штангу» и 15 марта отменила абсурдный приказ об алиментах.

18 февраля, как рассказала Иванова, она в очередной раз побывала в органе опеки и попечительства, теперь уже передав им письменное обращение. Там были очень удивлены её появлению. И помочь они готовы, но вот беда – документы от приставов ещё не поступили. Письменный ответ начальника управления Н.В. Переправиной исполнен в духе высшего бюрократического стиля: «…проведение проверки по факту неисполнения Ивановым судебных решений (….) и принятие мер к Иванову, не входит в полномочия органов опеки и попечительства, а относится к компетенции УФССП РФ по Московской области». Как сказал известный мировой классик, – «как отобрать, так мы тут как тут, а как вернуть, так не наша компетенция».

 А пристав Простатина тем временем приболела, и делом было поручено заниматься вновь… до зубной боли знакомому персонажу – Наталье Завьяловой. Блестящее толкование приставом документов поставило в неудобную позу даже «видавших виды» юристов. «В исполнительном листе указано, что она должна обязать передать ребёнка, а не забрать». А как же ч. 1 ст. 109.3 ФЗ «Об исполнительном производстве»?! И вновь начались «исполнительные стенания» и испытания терпения Ольги Ивановой и её дочери Лизы.

Итог-то логичен – мать устала от откровенного бездействия и в июне подала судебный иск о бездействии пристава Завьяловой. Суд на заседании подчеркнул, что «все действия пристава совершаются только после подачи заявления в суд…». Розыск ребёнка и должника Иванова, его привод Завьялова не осуществила, соответствующие протоколы не составила. Его лишили права управлять личным авто, однако соответствующий протокол в ГИБД не отправлен. А далее черным по белому «на основании ФЗ пристав-исполнитель вправе совершить отобрание ребёнка с привлечением полиции, детского психолога, врача и других специалистов (например, опеки и попечительства).

Лишь после обращения в суд начались какие-то движения в исполнительном производстве. Приставы нанесли визиты по адресу пребывания Лизы. За высоким кирпичным забором на их звонки и стуки в дверь внимание н обратили. Судом установлено, что отец и после возбуждения второго исполнительного производства добровольно дочь вернуть матери не согласен, так он заявил приставу по телефону.

Кроме того, со стороны потерпевшей стороны, признанной таковой уже несколькими судами, 27 апреля 2021 года последовало обращение к уполномоченному по правам ребёнка в Московской области Ксении Мишоновой. В июне Ольге Ивановой сообщили, что для решения вопроса по нарушению прав её ребёнка будет приглашение на беседу к омбудсмену совместно с руководителем Главного управления Федеральной службы судебных приставов Московской области Николаем Коноваловым.

О своём визите к чиновникам Подмосковья, который состоялся в октябре, Ольга рассказала кратко, весьма сдержано почти без эмоций. Что отнюдь не соответствовало её состоянию на встрече.

– Мишонова предлагала попробовать решить через опеку, Коновалов твердил, что нужно постановление суда о непосредственном изъятии ребёнка (этаже «пластинка» играла и в Серпухове). То есть вновь обратиться в суд. А то, что местные приставы и пальце не пошевелили и не приняли каких-то обеспечительных мер, – дружно умолчали. Кроме того, Николай Викторович сообщил, что исполнительное производство по Иванову он затребовал у серпуховских приставов и уже оно яко бы было «в пути». Мне было искренне обидно до слёз. Почему у нас детей отобрать, порой у вполне адекватных родителей, проще (при непосредственном активном участии органов опеки – авт.), чем вернуть по решению уже двух судов (при абсолютном молчании той же опеки – авт.). И в очередной раз уже из уст Самого главного пристава Подмосковья Коновалова я услышала обещание: «Как только получите решение суда (уже 3! – авт.) мы сразу приступим!»

– Кроме того, не менее важный вопрос в судьбе моей Лизы – почему она не была записана в первый класс в новом 2021-2022 учебном году? Это интересно чиновникам из опеки, комитета по образованию? Ребёнок инвалид по зрению, ему требуется особенный подход в получении образования. Те люди, у которых до сих пор незаконно находится моя дочь, нарушают её права на образование, и даже не задумываются на сколько это серьёзно. В нашем случае педагоги могут приходить на дом – известная практика. А мне рекомендуют вновь походы в суды и пересуды… А сами они, когда-нибудь обращались туда? И не дай бог! – сдержано резюмировала мать Лизы.

А между тем, на сайте Генпрокуратуры размещена информация «В сфере охраны жизни, здоровья, защиты семьи, материнства, отцовства и детства выявлено 258 тыс. нарушений. Активная позиция прокуроров в этом направлении позволила защитить права более 20 тыс. детей. Результатом блестящей работы надзорного органа в первом полугодии 2021 года стало восстановление прав более 56 тыс. детей. Пресечено свыше 490 тыс. нарушений закона, в целях их устранения внесено около 235 тыс. актов реагирования. За допущенные нарушения прав детей к административной ответственности привлечено 18 тыс. виновных лиц, дисциплинарной – свыше 100 тыс. По материалам прокурорских проверок возбуждено 1575 уголовных дел». И все это со скоростью «Сабсана» промчалось мимо уездного Серпухова. Почему такая несправедливость к малышке Лизе и её матери Ивановой Ольге? 

Федор Червяков

P.S. Сегодня девочка лишена возможности общаться с матерью по телефону – по месту пребывания не дают номер мамы. Отец около года проживает с другой женщиной по новому адресу – такая «форма воспитания». Лиза не смогла по неизвестным причинам пойти с ровесниками в первый класс, хотя 7 лет ей исполнилось в феврале этого года.